Skip to content
 

Зачем любовь слепа? Часть 2 Ирина Ляшенко

Истории любви… Как они начинаются? Подобно лесному тихому ручейку или обрушиваются как сбивающий с ног водяной вал. И как же не утонуть в этом водовороте любви?

Мы быстро перешли перекресток. Я не хотела так скоро отпускать его, да и он не сопротивлялся, как в первый раз, а покорно отдался на мою милость, и я повела его.

Сквозь зимнюю куртку я чувствовала его тепло, и мне было уютно и спокойно шагать рядом с ним. Всю дорогу я что-то говорила. Молчать я не могла,- неудобно, и я трещала обо всем подряд, тщательно избегая глагола «видеть» и «смотреть». Это было похоже на бег по минному полю. Я никогда раньше не общалась с незрячим человеком, и  жутко боялась чем-то его обидеть или лишний раз напомнить ему, что он не видит.  Вначале он как-то вяло отвечал на мой бурный поток, а потом и сам разговорился.

Все это время, пока мы шли, во мне происходила какая-то метаморфоза. В какой-то момент я раздвоилась: одна Я что-то увлеченно говорила, а вторая Я судорожно соображала – как, чем его зацепить, что сделать, чтоб наше знакомство продолжилось? А потом появилась еще третья Я и, посмотрев на нас со стороны, покрутила пальцем у виска и сказала мне в самое ухо:
— Ты с ума спятила, тетка! Он же лет на 15 моложе тебя. И вообще, ты чё творишь?

У конторы со странным названием СОБЕС мы остановились. Он пришел. А я все держала его под руку… Заиграл его телефон. Кто-то волновался о нем.
— Да, я уже почти на месте. Хорошо. Позвоню…. Это моя бабушка. Переживает.
— Слушай, Гриша, давай обменяемся телефонами, мало ли что может быть… Вдруг захочется поговорить…
— Конечно. Я и сам хотел спросить …
-Постеснялся?
-Ну, вроде того…

Через минуту я продолжила свой путь, и мне казалось, что я не иду, а лечу над землей, но очень низко и едва касаясь ее ногами. Несколько последних десятков метров мне предстояло пройти по спящей кленовой аллее. Клены уже впали в глубокий сон, и солнце напрасно пыталось разбудить их, скользя ласковым лучом по холодной кленовой коже. На этом крохотном островке природы витал особый волшебный аромат прелых листьев и земли, отдыхающей от летнего зноя.

Вечером позвонила Люська. Это моя школьная подруга. Я знала, что если она позвонила, то происходит что-то серьезное, но не с ней, а со мной. Так было всегда. Мы как-то странно с ней дружили. То мы исчезали друг для друга на несколько долгих лет и потом вдруг где-то пересекались в одно время и в одном месте и за пару минут выдавали информацию о своем житье-бытье, и опять исчезали на неопределенный срок. То мы без видимой причины очень часто встречались у меня дома и подолгу обсуждали её — мои большие и маленькие проблемы. Она замечательный человек. Люська мне и старшая сестра, и тот пинок под всем известное место, которого так часто не хватает в нужный момент, и компас для моего корабля, сбившегося с курса.
Если позвонила Люська…

— Маришка, привет! Ты что такая отдаленная? Или отстраненная? Или в каких облаках ты летаешь? Куда тебя задуло ветром? А-а-а, ты, наверное, унесенная ветром?- По одному-единственному моему слову «привет», по интонации она мгновенно определяла мое состояние и тут же ставила диагноз.
— Я через час буду у тебя, – это был приговор. Все. Сейчас примчится и будет меня лечить, а точнее ставить мои мозги на место. В который раз… Ой, забыла ей сказать, чтоб прихватила с  собой гильотину, сколько ж  можно со мной возиться…

И вот опять звонок, но уже в дверь. С порога Люська нетерпеливо сдергивая с себя шубу и сошвыривая сапоги в разные стороны, выливает на меня поток теплой информации – дочурка умничка, а сынулька юный разбойник и тра-та-та на все лады

Но я то знаю, что это убаюкивающая бдительность прелюдия и  вскоре мой доморощенный психоаналитик достанет здоровенный шприц или, еще лучше, стоматологические щипцы и помахивая ими перед глазами, скажет:
— А-ну, выкладывай, какой дурью маешься!?
— Люсь, угомонись. Чай, кофе? Или?
-Никаких или! Давай чай и побольше.- зашелестела пакетом, вынимая свою слабость – «растижопики». Так она называет все пирожные, тортики, пирожочки…
-Ты это зачем?
-Для душевной услады. Мне же Мой категорически запрещает это даже в дом приносить. -.(Мужа своего она никогда не называет по имени. Только «мой» ли «он»), Я уже привыкла к этому и понимаю о ком идет речь. Под хорошее настроение она может наградить его титулом «Непревзойденное чувырло».
-Так ты решила у меня оторваться?
— Ну а что мне делать? Потом 10 кругов по стадиону наматывать? Я же уже в двери не пролажу!
-Я как-то не заметила… Хотя… Покруглела. Да-а-а. Действительно, хоть в пушку заряжай,- последние слова выскочили у меня сами собой.
Люська звонко шлепнула ладошкой по столу:
-Ну,  вот и ты туда же!- в голосе Люськи зазвучали озорные нотки.
-А зачем ты их растижопиками называешь? Вот у тебя и растет то, что ты обозначила.
-Ну тогда, — распевно протянула она,- назовем это… похудюшками!
-Годится. Приговорим корзинку похудюшек и встанем утром тонкими, звонкими и прозрачными.

-Мариша-а-а, — протянула Люська, — а ну давай не заговаривай мне зубы. Выкладывай, что это ты мне ночью снилась?
Вот так всегда. Расслабит пациента болтовней, а потом – шлеп молоточком по коленке! Хорошо хоть не по темечку.

-Люсь, я к тебе в сон не собиралась. И я не знаю зачем ты ….- она не дает договорить.
-Ну все.! Я вся внимание!. Выкладывай!. – как я ненавижу ее в этот момент. Психопатолог-самоучка. Но сопротивляться бесполезно. Можно только выгнать за дверь, но я этого сделать не могу. И эту долгую паузу я тоже ненавижу. И этот сверлящий немигающий взгляд. Не взгляд, а электрический стул.

-Люсь, ну нечего еще кипишевать… Успокойся.
-Кто он?,- вцепилась она в меня глазищами. Ух, так и швырнула бы в них ее этими… как их там? Похудюшками!
-Людмила…
-Не называй меня так! Ты в самолете у меня сегодня летала, во сне. И я знаю, чем это всегда заканчивается. Для тебя. Заметь, для  тебя! Уже было! После этих твоих полетов я опять буду сидеть с тобой в реанимации? Знаешь, у меня дети и мне особо некогда с тобой возиться.
-А что, меня уже пора в реанимацию? Что за кипиш? Не надо бежать впереди паровоза.
-Мариш… Извини, я не хочу тебе напоминать о Вовике…

-Спасибо, уже напомнила,- мой голос дрогнул, и я крепко сжала губы.
Люська медвежьим жестом сгребла меня в охапку и прижала мою голову к своей могучей груди. Я, как жалкий воробышек в объятиях жирной кошки, даже не пыталась сопротивляться.

-Ну прости, прости…  Я же знаю, все они сволочи и козлы. Заползут в душу, гады, высосут все соки, кровопийцы, бросят, как отработанный материал и ринутся искать очередную жертву. А мы – дурёхи! Развесим уши и смотрим на них наивными глазками. Эдакие Чебурашки! Ах! Вот он – мой джек-пот! Счастье-то какое привалило! А он – очередное чувырло.
Люська долго еще изливала свой яд на мужское население нашей планеты. Мне эти разговоры поднадоели и я, обладая некоторой способностью,» отключила звук», как в телевизоре.

Продолжение следует….

<Интересное по этой теме>

11 комментариев

  1. «Растижопки» — какое точное название 😉 … Хотя, ведь история не об этом. Суперский стиль, иду дальше…

  2. Почему-то вспомнилась история, как мы с мужем шли по магазину, я засмотрелась на аляповатые босоножки на высоченном каблуке…А он говорит: » Ты куда смотришь, эти туфли для тех, у кого последний шанс. А у тебя последний шанс уже есть — это я!»
    Вот не знаю, почему навеяло. Очень трогательный рассказ.

  3. Аделя:

    Прочитала на одном дыхании, жду продолжения)

  4. Ольга:

    С нетерпением эжу продолжения!

  5. Я как и все жду продолжения! «Растижопики» — точное попадание, но похудюшечки — лучше 🙂

  6. Anna:

    Хороший стиль. Легко воспринимается. Юмор такой понятный. «Хоть в пушку заряжай», «растижопики». Очень мило.

  7. Безумно понравилось! Требую продолжения банкета… ну то есть рассказа =)
    Писать такие истории это просто талантище какой нужен, я романов никогда не читала, но этот задел и очень хочется дочитать до конца.

Написать отзыв